1. Дело врача. Глава медицинского штаба "Локо" о тайнах профессии





    Дело врача. Глава медицинского штаба "Локо" о тайнах профессии30.12.2014

    В интервью пресс-службе «Локо» главный врач команды Константин Шубин рассказал, каково быть баскетбольным целителем, что за цветную жидкость пьют игроки на матчах, как отговорить баскетболиста играть со сломанными пальцами и почему травмы предсказать сложнее, чем погоду на неделю.

    VEF_Loko_fotoMikusKlavinsVEF-3.jpg Двухметровый и флегматичный Константин Шубин похож на бывшего баскетболиста, внезапно постигшего дзен. Впрочем, воистину профессиональное спокойствие главного врача «Локо» вполне объяснимо: когда на протяжении пяти лет в твоих руках находится здоровье представителей одного из самых травмоопасных видов спорта, поневоле обзаведешься железными нервами.

    «Силы баскетболиста нельзя восстановить просто сытным ужином и сном...»

    - В ноябре «Локо» переживал неприятную серию травм. Ты уже сталкивался с такой ситуацией раньше?

    – На самом деле два сезона назад мы точно так же начали с массы травм. В какой-то момент выбыло пять игроков основного состава. Но, кстати, именно в этом сезоне мы выиграли Еврокубок. А если говорить обо всей моей карьере, то бывали ситуации и похуже. Однажды, когда я работал в футболе, на предсезонный сбор приехал больной игрок. Он пообщался с пятью-шестью близкими товарищами, на следующий день те пообщались с остальными… На третий день, в общем, тренироваться было некому. Слегла вся команда.

    - Давят ли в такой ситуации на врача, как обычно давят на главного тренера?

    - Профессия спортивного врача – это постоянное давление. Один человек больной или пятеро, твоя задача вернуть их в строй как можно скорее. Но если у тренера хотя бы есть возможность вносить какие-то коррективы, то у врача её нет. Если человек подвернул голеностоп, ты не можешь исправить это за одну тренировку, надо лечить по стандартному сценарию.

    - То, что у нас было с травмами в ноябре – это стечение обстоятельств или какая-то закономерность?

    – Это просто спорт. В контактных видах спорта туго с прогнозируемыми вероятностями. С таким же успехом травмы могут вообще не возникать.

    - А реален ли в таком случае целый сезон без травм?

    – Я думаю, что нереален. Особенно в баскетболе. В любой момент может возникнуть травмоопасный контакт. Как, например, в случае с Мантасом Калниетисом этим летом. Ничего необычного в этом контакте не было, никто специально жестко не фолил: пять сантиметров в одну сторону, пять сантиметров в другую и был бы просто легкий ушиб. Он бы встал и пошел играть дальше. А мы получили тяжелую травму, операцию и пропущенные полсезона.

    - Что еще входит в обязанности докторского штаба помимо лечения травм?

    – Общее поддержание функциональной готовности организма. Лечение от любых заболеваний: от лёгкой простуды до вросшего ногтя. Массаж, восстановительные процедуры. Плюс мы должны обеспечивать каждого игрока всеми необходимыми медикаментами, чтобы помочь организму восполнять силы. Надо понимать, что тела баскетболистов работают совсем в другом режиме. Во время игр и тренировок они расходуют колоссальное количество ресурсов, которые нельзя пополнить просто сытным ужином и сном. Тут нам в помощь приходит спортивная фармакология.

    - Кстати, болельщики часто спрашивают, что за странную цветную жидкость пьют игроки во время матча?

    - В ней нет ничего странного. Это изотонический напиток, который насыщен минералами и необходимыми микроэлементами. Игроки много потеют и банально с потом теряют очень много полезных веществ. Поэтому пить просто воду недостаточно.

    - Насколько я знаю, в российском баскетболе только у двух клубов есть такой же обширный по составу штаб врачей, как у «Локо» - это «Химки» и ЦСКА. Расскажи о распределении ролей. Почему врачей нужно именно столько?

    - У каждого своя зона ответственности, но мы стараемся помогать друг другу. Сергей Седов, например, занимается только массажем, тейпами и приготовлением напитков. На мне лежат организаторские функции. Иван и Алексей в основном работают на физиотерапевтическом оборудовании. Но когда игроку надо быстро зашить голову в большом перерыве, каждый из нас готов. Количество врачей обусловлено качеством. Сейчас у нас семь аппаратов для восстановления, и на них просто физически невозможно работать одному-двум людям. Игрокам придется выстраиваться в очередь.

    «Любая травма может произойти даже на тренировке, и к этому нужно быть готовым...»

    LOKO1981-Edit-XL.jpg

    - Как ты пришел в спортивную медицину?

    – Я закончил кафедру спортивной медицины в КГУФКСТ под руководством профессора Галины Александровны Макаровой. Уже на старших курсах много работал со спортсменами. А спустя буквально две недели после защиты кандидатской диссертации меня позвали работать в футбольный клуб «Краснодар-2000».

    - И как ты оттуда попал в баскетбол?

    - Основным бизнесом владельца «Краснодара-2000» была сеть казино. После выхода федерального закона о запрете игорного бизнеса источники финансирования резко закончились и клуб постепенно прекращал своё существование. В это же время «Локомотив» переехал из Ростова в Краснодар. В декабре сразу после окончания футбольного сезона я был уже там.

    - Это было для тебя каким-то вызовом? Были ли опасения, что работа с футболистами и баскетболистами будет сильно различаться?

    - Было разве что пожелание от руководства: подтянуть английский язык. Пришлось ходить на курсы. Я не изучал какой-то специальный медицинский раздел английского – лишь самое необходимое для того, чтобы понимать иностранных игроков и тренерский штаб. С медицинскими терминами как раз проще иметь дело. Большинство из них перекликается с латынью, а её мы учили в институте.

    - В каком спорте сложнее работать?

    - Баскетбол травматичнее. Несмотря на то, что самих игроков меньше. Со мной даже мой коллега из «Кубани» согласился.

    - А с какой самой страшной травмой тебе приходилось иметь дело?

    - Открытый перелом у футболиста. Имя называть не буду, да и вряд ли оно что-то скажет: он был из второго дивизиона. Всё, что от нас требуется при таких серьезных травмах – быстро и квалифицированно оказать первую помощь. Кстати, я работал в «скорой помощи», и вот там насмотрелся на куда более серьезные травмы, чем спортивные.

    - Для меня одни из самых страшных травм в баскетболе – открытый перелом Кэвина Уэйра и попавшая в основание стойки щитка стопа Пола Джорджа (хорошо подумайте перед тем, как перейти по этим ссылкам – там видео с травмами, и на это очень страшно смотреть – прим. ред.). Можно ли как-то предсказать такие вещи заранее?

    Выдающиеся люди Кубани

    Интерес к сельскому хозяйству, к профессии селекционера определился у ...
    Их именами названы улицы Краснодара / И. Мирный. – Пятигорск, 2004.
    http://ignatovka.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=221%3A2011-10-02-06-33-38&catid=20&Itemid=223

    - Почти невозможно. Любая травма может произойти даже на тренировке. И к этому нужно быть готовым.

    - Но такие адские случаются нечасто...

    - Знаешь, это как в одном старом фильме. Люди пытаются пробить бронированное стекло: стреляют, бьют, сверлят, всё без толку. А потом один от отчаяния кидает зажигалку, попадает в нужное место, и стекло разбивается. Так и здесь. Окажись в нужном месте и в нужное время, и у тебя проблемы. Как с Мантасом было: смотришь видео, и кажется, что всё должно было быть нормально. Чуть левее, чуть правее – и никакой травмы. И такое происходит каждый день.

    - Но Уэйр и Джордж – атлеты. Говорят, такие переломы могут быть из-за ослабленного скелета, не выдерживающего нагрузок, которые развивают мышцы…

    - Мы можем дискутировать до утра и выдвигать гипотезы. Но мы не знаем наверняка, так? Поэтому в «Локо» мы стараемся получать максимум информации обо всех игроках. Как минимум раз в месяц берем общий анализ крови, биохимию, гормоны. Это позволяет строить адекватные прогнозы. За месяц, кстати, невозможно истощить организм так, чтобы кости начали ломаться. Насчет Уэйра и Джорджа – лично я ставлю на неудачный угол приземления с неудачным рычагом воздействия мышц.

    «Некоторые готовы играть даже с переломанными пальцами, иногда их нужно останавливать...»

    - Ты по анализу крови можешь определить, насколько «износился» тот или иной игрок?

    - Да, причём довольно точно. В биохимическом анализе крови есть масса маркеров утомления. Надо просто прислушаться, что говорит кровь (смеётся).

    - Тебе когда-нибудь приходилось останавливать баскетболиста, когда ты понимал, что ему нельзя играть, а он рвался на площадку?

    - Такие ситуации бывают часто. И тут очень важен контакт с тренером. Если тренер прислушается к игроку, а не к нашим рекомендациям, то мы можем получить рецидив на площадке. А вообще все игроки всегда рвутся на площадку, и некоторые готовы играть даже с переломанными пальцами. Как Мантас в прошлом году! И иногда их нужно останавливать.

    - Считается, что когда новый главный тренер приходит в команду, он должен «утвердиться» в глазах игроков. Нужно ли делать то же самое врачу?

    - Тут скорее речь даже не об утверждении, а о доверии. Если игрок не будет тебе доверять, это может привести к плохим последствиям. Он может умолчать о повреждении или травме или не сказать, что он устал. Так что это важная часть взаимоотношений. Но доверие должно быть с обеих сторон. Любой специалист-медик – еще и психолог, старающийся выстроить максимально доверительное общение с пациентом. Бывает так, что игрок контактирует с медштабом лучше, чем с главным тренером.

    - Сложно ли тебе распознать обман со стороны игрока?

    - Вопрос даже не в том, пытается ли игрок сфальсифицировать или утаить травму. Это вопрос его отношения к травмам: как он терпит боль, усталость, как сохраняет мотивацию. Кто-то, как я уже говорил, хочет играть с поломанным пальцем, а кто-то, получив царапину, садится на скамейку и заканчивает игру. Почти всегда характер оказывается важнее травм. А насчет симуляций – да ты что! Медицинская диагностика шагнула настолько далеко, что притвориться больным очень сложно. Организм не умеет обманывать.

    «Почти всегда характер оказывается важнее травм...»

    - Кого из игроков, с которыми тебе доводилось иметь дело, ты назовешь самым волевым?

    - Да все они волевые. Баскетбол – очень контактный вид спорта, и каждый день игроки получают какие-то травмы. Большинство травм несерьезные, но это не мешает им быть очень болезненными. У баскетболистов действительно большой запас терпения.

    - Исторически сложилось, что врачи - люди сугубо интеллигентные и культурные. У тебя есть какие-нибудь увлечения помимо баскетбола?

    - Я люблю фотографировать. Не себя на фоне Эйфелевой башни, конечно. Мне нравится сам процесс: новые места, поиск ракурсов, нюансы съемки. К счастью, моя работа позволяет мне очень много путешествовать. Так что идей для фото у меня всегда предостаточно. 







    Источник: http://lokobasket.com

  2. Знаменитый “высокий блондин” возвращается в Россию в новом качестве

    ресторан «Barbaresco / Барбареско» Мсье Пьер Ришар посетит Санкт-Петербург, проведет творческий вечер и познакомит гостей ресторана Barbaresco со своим новым талантом.
  3. «Социальный туризм». Кронштадт

    В соответствии с долгосрочной целевой программой по проблемам пожилых людей на 2011-2013 г.
  4. 7 знаменитых атаманов Земли Русской

    7 знаменитых атаманов Земли Русской Без атамана казак сирота, — говорится в известной  казачьей пословице.
Контакты